«Человек в мире рождается для совершенства»
Геннадий Головатый. Фото предоставлено РП из семейного архива

Геннадий Головатый. Фото предоставлено РП из семейного архива

Как жил и что оставил миру забайкальский поэт в инвалидной коляске Геннадий Головатый

Личный фонд забайкальского поэта Геннадия Головатого появился в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ). Многочисленные рукописи в течение 15 лет после смерти Головатого по всей стране собирали и обрабатывали его сыновья Роман и Сила. Корреспондент «Русской планеты» пообщалась с сыном и с коллегами по перу известного в Забайкалье, но недооцененного в России писателя.

Автор сотен картин и нескольких тысяч стихотворений, среди которых известное сегодня в Интернете восьмистишие «Сила» («Слепые не могут смотреть гневно, Немые не могут кричать яростно...»), Геннадий Головатый большую часть своей жизни провел в инвалидном кресле. В раннем детстве проявилось редчайшее заболевание, которое обездвижило его навсегда. Врачи давали всего несколько лет жизни — он прожил 61 год. При этом проколесил на поездах в одиночестве и на автомобилях с друзьями практически весь Советский Союз. По словам близких, этот человек «словно выкатывал солнце каждый день для себя», становясь источником тепла и мудрости для других.

В поселке Аксеново-Зиловское, в небольшом тепляке, подростком будущий поэт проводил практически все свое время. Первые рисунки и рифмы рождались именно здесь. И здесь же родилось его увлечение на всю жизнь — игра в шахматы.

– Однажды, поняв, что он стал обузой для семьи и для общества в целом, сделал петлю из веревки и уже потянулся завершать свою жизнь. Но раздался стук в дверь: это пришел сосед, который любил играть с отцом. Возможно, с тех пор шахматы приобрели какое-то большее значение для папы, чем просто увлечение. Через них он с раннего детства объяснял мне, как нужно относиться к людям, трудностям и мечтам. Ведь в шахматах всегда есть причина поражений или слабости позиции одного из игроков, всегда есть цельный честный взгляд на ситуацию, продумывание планов и пошаговое воплощение их в жизнь. Спокойно и размеренно, внимательно к деталям и ходам партнера по партии. Самый шик был выиграть у отца, когда он не видел доску: ты называл свой ход, а он свой, представляя всю партию в воображении, — вспоминает в беседе с РП младший сын поэта Сила Головатый.

Поэт и художник

В 23 года парень из читинской глубинки становится всесоюзной знаменитостью. Среди 16 тысяч присланных работ, в числе которых были произведения признанных поэтов, первое место жюри конкурса «Комсомольской правды» отдает никому не известному автору. За то самое стихотворение «Сила». Свои первые заработанные деньги он тратит на первые путешествия. Почти в каждом городе его встречают комсомольцы, он приобретает новых друзей, впечатления, которые сразу же отражаются на бумаге акварелью или строками стихов.

Рисунок Геннадия Головатого. Предоставлен РП из семейного архива

Рисунок Геннадия Головатого. Предоставлен РП из семейного архива

– Он много рисовал в молодости — и маслом, и тушью. С возрастом перешел на более доступный физически способ: рисовал шариковой ручкой. Какие-то стихотворения перекликаются с картинами, и можно найти «пару». Какие-то очень сюрреалистичны, но с глубоким смыслом. Для него вообще смысл — это основа. Отец старался вложить в картину, стихотворение или прозу что-то большее. Иногда относясь к этому с самоиронией, но всегда понимая ответственность перед читателем или зрителем, — рассказывает Сила Головатый.

Его чувство юмора было известно всем друзьям. Еще живя в Чите, он создал литературный клуб «Надежда», участники которого приглашались на заседания судебными повестками в доброй шутливой манере. Друзья вспоминают, что с поэтами он всегда говорил на «ты», и переход этот был таким естественным, что никто никогда не обижался. С не-поэтами — всегда на «вы».

– Как поэт отец гордился не книгами, хотя это важно для любого творческого человека. Они были его ценностью. Но однажды на мой вопрос, а что же в стихах самое главное, он ответил: «Однажды я решил не писать стихов, это казалось мне напрасным, бессмысленным, ничего не меняющим в этом мире. И я получил письмо. В нем взрослый уже мужчина, старше меня раза в два, написал слова благодарности за одно из стихотворений. Сказал, что оно спасло ему жизнь. Вот это и есть самый главный показатель — помогает ли твое дело другим».

Мудрый старец

Не получивший даже школьного аттестата, со временем Геннадий Головатый стал притягивать к себе людей абсолютно разных интересов, учителей и рабочих, академиков и актеров, художников и руководителей различного ранга.

– Когда видишь перед собой человека, который не может сделать и тысячной доли того, что дано тебе, ты как будто перезагружаешься. (Мало кто знает, но даже пенсию он получал не по инвалидности — а трудовую, заработанную.) Отец умел видеть в людях самое сокровенное, помогая им даже простой беседой. Это было похоже на разговор с мудрым старцем, который живет десятки лет в скиту, но может одним взглядом понять, что происходит на душе собеседника, и ответить простыми словами на очень сложные запутанные вопросы.

Член Союза писателей и Союза журналистов России Галина Рогалева дружила с Геннадием Головатым. После его смерти она опубликовала книгу воспоминаний друзей о поэте «Я есть!».

– Для него было немыслимо и унизительно не помочь человеку, — вспоминает в беседе с РП Рогалева. — Это был мужественный и отчаянный человек в самом лучшем смысле этого слова, смелый и сильный мужчина. Мудрость этого человека стала моим проводником по жизни. Квартира в Чите на Гагарина, 12, где жил Геннадий Алексеевич, была отдушиной в тяжелые минуты. Он пригласил меня в гости после того, как я отослала ему свою первую тетрадь со стихами. Прочел и позвал меня поговорить. Так мы познакомились и подружились. Я никогда не забуду, как он посмотрел на меня с прищуром и спросил: «В чем смысл и цель жизни?» Я переспросила, о моей ли жизни шла речь. Он ответил, что и о моей, и в целом. Я залепетала о получении образования, о создании семьи, а он улыбнулся и сказал: «В поиске истины». Я так и живу до сих пор, во всем пытаюсь увидеть правду, понять ее.

15 лет подготовки

У Геннадия Головатого был красивый округлый почерк. Но слабея с возрастом, он нашел выход, как делать записи быстрее, совершая меньше движений кистью руки. Не просто изучил стенографию, а разработал свой собственный, еще более краткий шрифт. Именно им исписаны десятки миниатюрных книжек и больших красивых томов.

Геннадий Головатый и его сын Сила в юности. Фото предоставлено РП из семейного архива

Геннадий Головатый и его сын Сила в юности. Фото предоставлено РП из семейного архива

– Мы с братом исполнили волю отца, указанную в завещании, — говорит Сила Головатый. — Он желал, чтобы его рукописи были собраны, обработаны, систематизированы и отданы на хранение в государственный архив литературы и искусства. Это заняло 15 лет. Ведь очень многие рукописи оставались и бережно хранились по всей стране. В Крыму и Орле, в Смоленской области и в Москве. После того как все было собрано в Чите, мы приняли решение перевести весь архив без исключения в цифровую форму. Сканирование заняло ровно полгода, ведь обработать пришлось десятки тысяч страниц. Этим непосредственно занимался Роман, за что я ему очень благодарен.

Рукописи были аккуратно приятны в архиве, и для принятия решения об их культурной ценности в июне прошло заседание экспертно-проверочной комиссии. На основании решения комиссии в РГАЛИ появился личный фонд № 3504 «Головатый Геннадий Алексеевич (1940–2001) — поэт».

Эпилог

Директор специализированной библиотеки для слабовидящих и незрячих Забайкальского края Татьяна Смирнова ежегодно организует в Чите «Головатовские чтения» для людей с инвалидностью. С 2014 года она пытается убедить забайкальские власти в необходимости учредить литературную премию имени Г.А. Головатого для литераторов с физическими ограничениями.

– Бывший губернатор региона Константин Ильковский поддержал нашу идею. Однако министерство культуры края отказало нам, аргументируя это тем, что инвалиды — те же люди, которые могут претендовать на любые другие литературные премии. Отдельная, своя, им не нужна. Мы все-таки будем настаивать на необходимости этого. Так же, как будем убеждать власти города открыть мемориальную доску на доме по улице Гагарина, где жил поэт, — поделилась с «Русской планетой» директор библиотеки.

По мнению детей и современников Геннадия Головатого, он оставил после себя наследие куда большее, чем стихотворное. Это был мыслитель, учитель и вдохновитель.

В одном из последних интервью Геннадий Головатый сказал: «Человек в мире рождается для совершенства. Для совершенства личного и своей популяции, для человечества. Он приспосабливается к этой жизни, находит все более достойные средства и способы самовыражения и существования. В этом, очевидно, смысл, который я вижу. Моя задача, как всякого человека, — достойно встретить то, что ему дается. Я говорю себе: ну, чего ты раскисаешь (если я раскисаю)? Давай, выполняй свою задачу. Ты же человек? Мне далось вот это — такое испытание мне предлагает жизнь. Надо его соответственно выполнить. На этом и стоим!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»