«Я напишу историю своей забайкальской семьи для внуков в Бразилии»
Леона Форман в Забайкалье. Фото предоставлено РП Джейкобом Форманом

Леона Форман в Забайкалье. Фото предоставлено РП Джейкобом Форманом

Что увидела бывший журналист и сотрудник ООН в Чите — на родине родителей-эмигрантов

Эту поездку Леона Форман планировала долгие годы. Она записывала мамины воспоминания о жизни в Чите, хранила фотографии и уцелевшие документы, изучала историю города. Мать Леоны скончалась в 2006 году на сто первом году жизни. С ее уходом желание увидеть места, о которых она столько говорила, наконец привело Леону из Рио-де-Жанейро в Читу. С ней приехал старший сын Джейкоб — сценарист и историк, работающий в Лос-Анджелесе, в фильмах по сценариям которого снимались, к примеру, Эмбер Херд и Майкл Уэлч.

Встречу гостей и помощь в поисках родных мест и родственников организовала забайкальская еврейская община. Помог депутат городской думы Валерий Официнский — как оказалось, один из дальних родственников Леоны, которого она просто нашла через Google. «Русская планета» встретилась с Форманами в Забайкалье.

О предках

– Мама родилась в 1905 году. Училась в Чите. Здесь переплелось три рода, откуда взяла начало моя семья: Андоверовы, Официнские и Барановские. Отец моей матери носил фамилию Барановский. Его мать звали Тауба Барановская, она умерла в возрасте 94 лет, — вспоминает Леона в беседе с «Русской планетой». — Мама нарисовала мне на бумаге что-то вроде карты, где был наш дом. Там было три дома и один флигель, большой двор. Мой дедушка и его братья закупали мясо в Монголии и в Маньчжурии и продавали его на большом базаре. Прабабушке Таубе было 27 лет, когда умер ее муж. Она одна вырастила четырех детей, работая в собственной лавке. Была очень религиозным человеком, ходила в синагогу пешком. А когда поздно возвращалась домой, за ней посылали дрожки, запряженные лошадьми. Со стороны Официнских были родственники по женской линии. Они жили в Могзоне (Забайкальский край. — Примеч. РП). Дедушка был фельдшером. У них тоже была небольшая лавка. Тогда, кроме них, в поселке не было евреев.

Мама в подробностях рассказывала Леоне о жизни в Чите. Рисовала, как располагались комнаты в их доме, какая была мебель, шторы. Часть детства, однако, она провела в Монголии, где чуть не погибла.

– Они чудом остались живы, когда в Монголию пришел Унгерн (Роберт-Николай-Максимилиан фон Унгерн-Штернберг, русский белогвардейский генерал, идеолог независимости Монголии и восстановления империи Чингисхана от Японского до Черного морей. — Примеч. РП). Он убил 78 еврейских семей из 80. Мои родственники выжили потому, что муж сестры мамы был американским представителем компании Ford в Монголии, и он был нужен Унгерну. Вторая семья стоматологов лечила ему зубы, Унгерн мучился плохими зубами. Мы хотим увидеть этот город, найти подтверждение воспоминаниям мамы.

В 17 лет мать Леоны вернулась в Забайкалье, а в 18 встретила своего будущего первого мужа в Калгане.

– Он занимался пушниной и жил там. Он сделал ей предложение, они зарегистрировали брак в Чите в 1923 году. К сожалению, свидетельство о регистрации их брака нам не удалось найти в городском архиве, — продолжает Леона Форман. — Когда она уехала с ним, у них родилась девочка. Моя сестра. Они жили всей семьей в Калгане. В 1936 году японцы купили Китайско-Восточную железную дорогу, которая идет по Транссибу до Владивостока.

Леона Форман с мамой в 1943 году. Фото предоставлено РП Джейкобом Форманом

Леона Форман с мамой в 1943 году. Фото предоставлено РП Джейкобом Форманом

По воспоминаниям матери Леоны, когда японцы заполучили железную дорогу, они начали бомбардировку Калгана. Семья бежала оттуда в китайский Тяньцзинь, где спустя некоторое время первый муж матери был убит.

– Мама оказалась вдовой с маленькой девочкой и жила со свекровью несколько лет. Она познакомилась с моим отцом, вышла замуж за него, родились я и мой брат. Все это было в Китае. Мы прожили там до 1953 года. Потом эмигрировали в Бразилию, — говорит Леона. Она не рассказывает, почему семья в этот год смерти Сталина не вернулась в Россию: «Это очень длинная история».

О потомках

– Я хотела, чтобы дети мои поняли и знали, кто мы и откуда, какая у нас культура. Поэтому я так тщательно изучала родословную нашей семьи, за этим ищу родственников. Ведь дети и внуки должны быть живы, их можно отыскать. Я хочу услышать воспоминания их родителей, которые, я надеюсь, они так же хранят, — говорит Леона. — Мы не религиозны. Мы больше традиционная семья. Я всегда говорю, что у меня гастрономическая религия. Я знаю все, что мы кушаем на Пасху и на Рош Ха-Шана, но не умею даже произносить молитву. Мне нужно ее читать. Иврит я не знаю.

Леона бегло говорит по-португальски, по-английски и по-русски. Русскому языку ее учила мама, в Китае Леона училась в русской школе.

– И, конечно, русские книги, которые я читала, научили меня языку. Папа купил советскую энциклопедию в 1953 году. Она до сих пор со мной, я перечитывала много раз. Мои дети не говорят по-русски, но хотят выучить его. Это в скорейших планах у Джейкоба и моей дочери Александры.

За несколько дней в Чите Леона и Джейкоб Форманы побывали во многих местах.

– Мы, конечно, посетили краеведческий музей, Музей декабристов. Много гуляли по городу, примерно нашли тот самый дом на углу, где жила моя мама. Хотели посмотреть на место бывшего комиссионного магазина «Возрождение», о котором вспоминала мама, найти здание, где была известная баня «Потеха». Но, к сожалению, мы так и не выяснили, на какой улице это было. Названия изменились, может, я что-то напутала, но на карте города мы не обнаружили таких мест.

Также они нашли некоторые документы, где фигурировали фамилии их родственников, и немного фотографий, с которых им позволили снять копии. Но самое главное — на кладбище в Могзоне они отыскали могилы родных.

– Было грустно от того, что никто за ними не ухаживает, покосились памятники, некуда положить цветы. Но места захоронения предков дают какую-то энергию. Вообще этот город, по которому когда-то ходили мои бабушки, дедушки, обладает для нас особенным духом. Мы в потрясающем восторге от этой поездки, — говорит РП Джейкоб Форман.

Много лет Леона работала журналистом в Бразилии. Потом вышла замуж и переехала в Америку, где работала в ООН, возглавляла департамент по распространению информации о деятельности Организации.

– Я неплохо пишу и, надеюсь, смогу написать историю своей семьи для детей и внуков. Моя дочь оказывает профессиональную помощь в написании мемуаров. У нее разработана целая программа, она дает задания людям, формулирует вопросы. Она поможет и мне оформить все это в единую, последовательную историю. Может, позднее Джейкоб напишет сценарий, и появится фильм, кто знает?

В конце поездки в Читу Форманы получили официальное приглашение от еврейской общины Забайкальского края посетить ежегодный читинский кинофестиваль. Джейкоб пообещал подумать о том, чтобы привезти какую-то из лент, снятых по его сценарию.

Салат по-забайкальски Далее в рубрике Салат по-забайкальскиКак бывший программист построил в Сибири круглогодичную подземную плантацию овощей Читайте в рубрике «Титульная страница» Пыль и жирУченые пришли к сенсационному выводу - к ожирению может привести обычная домашняя пыль! Пыль и жир

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»