Пчеломаткапитал
Пчелиные ульи на пасеке. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Пчелиные ульи на пасеке. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Как сибирский пасечник смог приманить на свой мед популярные розничные магазины

Сибиряк Леонид Филимонов смог продвинуть мед с собственной пасеки на полки забайкальских магазинов. Правда, пока он почти не извлекает из этого прибыль, зато наладил работу круглогодично и сделал пасеку полноценным бизнесом. При этом из-за препонов со стороны властей и других фермеров он постоянно переезжает вместе со своими ульями. «Русская планета» рассказывает о Филимонове в рамках проекта об успешных предпринимателях России, которые развиваются у себя на малой родине и не хотят никуда уезжать.

– В принципе всю подноготную я знал, с детства жил бок о бок с пчелиными семьями: у родителей была пасека. Но я был всегда работником «на побегушках», а управление — дело иное. Каких пчел выбрать, сколько роев для начала взять и как — купить или самому поймать? Все это пришлось решать по ходу дела, дозваниваться до родителей, искать соратников здесь на новой родине, — признается в беседе с РП пчеловод. — В итоге по возможности я все делал сам: колотил ульи из досок вместо того, чтобы купить «крутые» из пенополиуретана. Привой (приспособление для поимки пчел) тоже сам натянул, и, соответственно, первых пчел словил самостоятельно, подвесив ловушку на окраине леса. Получилось со второго раза: пары рамок оказалось недостаточно, рой был больше, все пчелы не поместились — и он улетел дальше. Я добавил привоев в ловушку, и следующий рой уже разместился у меня.

Филимонов считает, что ловить мигрирующие рои — даже во благо для пчел: при поиске нового жилья и пищи многие из них погибают, а в руках опытного пасечника популяция продолжается.

– Начал я с восьми ульев, сейчас счет идет на десятки — ну больше тридцати уже точно есть, — подсчитывает он. — Правда, при недавнем переезде порядочно пчелиных домиков было повреждено. Так-то было бы еще больше.

Переезжать пчеловоду приходится довольно часто: то растения скосят, то не продлят ему договор аренды.

– В основном, конечно, переезжаем из-за того, что медоносное поле возле пасеки внезапно скосили. Дело в том, что арендовать землю не только под ульи, но и под травы выходит довольно дорого. Мне пока не по карману. Поэтому я выбираю участок у незанятого арендаторами поля с хорошими медоносами: донником или кипреем, к примеру. По сути, именно эти растения и обеспечивают хороший «урожай» меда. Но случается, что поле вдруг сдают в аренду или просто какой-нибудь фермер незаконно, без договора аренды, скосит траву на зимний корм своим животным. Прав-то у меня никаких нет. Я бы с удовольствием брал в аренду и поле, но по разумным расценкам. Сейчас же администрация района предлагает участки только по рыночным ценам, без каких-либо льгот. Про помощь пчеловодам много говорят, но на деле не помогают, хотя могли бы, хотя бы вот в этом конкретном вопросе с землей. У меня есть «коллега», который готов брать поля в аренду по нынешним ставкам. Он столкнулся с тем, что больше двух тысяч гектаров ему попросту не дали в районной администрации.

Если бы пчеловодам легко давали землю и льготы, то они, уверяет Филимонов, были бы готовы и сами высаживать медоносные травы — а это в разы увеличило бы производство.

– К примеру, я сейчас у поля с медоносным кипреем собираю порядка 100 кг меда из расчета на 1 га поля. Мой коллега с собственного поля со специально высаженной им гречихой делает уже в пять раз больше — минимум 500 кг с 1 га. А с мордовника вообще можно тысячу делать. Так что очевидно, что отрасль нужно дотировать и развивать, тогда эффект будет колоссальный. Пока же пчеловодство у нас в загоне.

Пасека Филимонова. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

Пасека Филимонова. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

«Работники» Филимонова мед производят исключительно летом, как все сибирские пчелы, однако у пасечника работы хватает на весь год.

– На зимовку пчел еще нужно как следует «посадить», чтобы в тепле были, но не перегревались. В диких условиях они сами себе ищут укромное место, а тут за них полностью отвечаю я, — рассуждает собеседник. — Я специально для них сколотил небольшой сарайчик у себя во дворе, каждую осень переезжают туда. Правда, пару лет назад их стало больше, и домик пришлось немного расширить.

Сам он в межсезонье занимается починкой летних домиков для пчел и другого оборудования.

– Дел не перечесть: надо успеть почистить и просушить летки от подмора, кое-где подлатать ульи, а может, и новые сделать. Главное — это, конечно, развитие всех последующих этапов: расфасовка, упаковка и продажа меда. Я только в последние полтора года начал упаковывать мед в банки. Раньше все продавалось «с калитки» — в пластиковых обычных банках, без этикеток, по друзьям и соседям и через сарафанное радио. Потом я сотрудничал с крупной конторой, принимающей мед у производителя. Они уже сами выпускали его в розницу. Денег мне это особых не приносило, но излишки куда-то девать было надо.

Полтора года назад на пчеловода вышел один читинский торговец, предложив ему поставлять мед в розничные точки. Однако упаковкой Филимонову предлагалось заняться самостоятельно.

– Мы с женой посчитали и решились на эксперимент. Напечатали какие-то шаблонные, выуженные из сети, этикетки, накупили интересные баночки. В пересчете на 100 и 150 г прибыль получилась, конечно, существенная в сравнении с оптовыми продажами. Но и возни не в пример больше. Для того чтобы подвести все нынешние объемы под магазинные стандарты, мне пришлось полностью заморозить все планы по наращиванию «питомцев» и все время пустить на новый этап, — признается пасечник.

Пока серьезными прибылями забайкальский пчеловод похвастаться не может.

– Почти вся прибыль идет обратно в дело: прибавилось работы по реанимации и замене ульев (давно это откладывал), плюс упаковочная линия требует постоянных вложений. В итоге, за вычетом налогов и зарплаты наемному персоналу — пришлось нанять одного постоянного работника и одного сезонного на два последних летних месяца, — остается не самая большая зарплата среднего менеджера. На жизнь хватает. Чтобы зарабатывать больше, нужно серьезно увеличивать объемы, а я пока боюсь. Во-первых, нам по-прежнему иногда требуется быстро «свернуть» пасеку и переехать, во-вторых, разросшимся делом надо управлять по-иному, а я пока многого не знаю и не умею. Чувствую, надо идти учиться, но куда, пока не решил. Во всяком случае, пока дочь младшая в детсаду, бросить все на жену и уехать в Читу даже на время сессии я не смогу.

Тем не менее, Филимоновы намерены продолжать заниматься пасекой и еще фасовкой дикоросов, объясняя, что «больше ничего не умеют».

– Ну и жизнь такая интереснее: все лето в полях, а зимой мозг работает, как бы еще улучшить и приумножить дело. На себя работать всегда приятнее, — рассуждает пчеловод. — Недавно нашей продукцией и в Бурятии заинтересовались, вот завезли пробную партию. Посмотрим, может и там у нас рынок сбыта откроется. Хотя соревноваться с бурятским медом трудно: он и вкусный и дешевый.

Как вариант новых направлений «пчелиного» бизнеса пасечник рассматривает сбор и воска, и прополиса.

– С них, по моим расчетам, выхлоп не сильно большой при нынешних объемах. А вот что интересно, так это пчелиный яд. Очень дорогой. Один его грамм стоит в сотню раз дороже золота, но у нас в стране его мало где принимают. В Забайкалье я вообще ни одной конторы не нашел. А ведь он очень полезен: чистит самые мелкие кровеносные капилляры, в том числе капилляры сердца и головного мозга. Мы, пасечники, каждый раз это лекарство «принимаем», когда нас пчелы покусывают, поэтому инсульты и инфаркты нам не страшны. Вот даже есть мысль: а не открыть ли при пасеке лечебно-оздоровительный центр? А если серьезно — кто хорошо понимает ценность пчелиного яда, так это Китай. Одна китайская контора ко мне уже обратилась с предложением. Пока сижу, считаю, думаю, насколько таможенные проволочки могут нивелировать всю выгоду этого предложения. Еще пчелы дают маточное молочко. Это вещество высокой биологической активности, активно применяется и в фармацевтике, и в парфюмерии. Оно, может, и не такое дорогое, как пчелиный яд, но потребности в нем гораздо шире. Пока останавливают необходимость получать для этого дополнительную лицензию и последующий интерес разных контролирующих ведомств к моему небольшому бизнесу. 

С 2016 года в Чите продолжает увеличиваться средняя зарплата Далее в рубрике С 2016 года в Чите продолжает увеличиваться средняя зарплатаСредняя зарплата в Чите в 2016 году Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»